Советы мастеров

Марьям Филиппова:
Как вписать тренировки в жизнь, а жизнь – в тренировки

Мы попросили кировскую спортсменку поделиться опытом и своей мотивацией
Фото: Елена Дмитренко
Быть Томиловой и не выигрывать – это невозможно в ледолазании.
Возможно, если бы я поменяла фамилию при замужестве, то моя спортивная карьера сложилась бы ещё лучше! Потому что быть Томиловой и не выигрывать – это невозможно в ледолазании. Но пока я всё ещё Марьям Филиппова, а мой муж – тот самый легендарный Максим Томилов: чемпион мира и Европы, семикратный обладатель большого Кубка мира и прочее, и прочее.
Насколько сложно, когда в одной семье муж и жена – спортсмены практически нефинансируемого, «не раскрученного», любительского, в полном смысле слова, вида спорта (что предполагает наличие постоянной «обычной» работы) и одновременно ответственные родители? Да это просто невозможно, сказала бы я, объективно рассмотрев этот вопрос. Как ни крути. Но мы с Максимом в своё время этого просто не знали, примеров-то не было, поэтому просто после моего возвращения в Киров из Москвы в 2011 году (это как раз совпало с началом «эры Томилова» в ледолазании) и рождения первого ребёнка посвящали очень много времени тому, что с 2000-х годов было нашей жизнью и нравилось больше всего – ледолазанию.
Если говорить об основных проблемах спортивной семьи в ледолазании, то не «открою Америку», если скажу, что, прежде всего, это отсутствие финансирования. Да-да, эти ледолазы такие же меркантильные, как все остальные спортсмены:) И в семье с детьми, где оба занимаются ледолазанием, вопрос финансов стоит ещё острее. Тем более что мы с Максимом, много лет являясь лидерами сборной и посвящая очень много времени спорту, при этом остаёмся очень и очень осознанными родителями, для которых интересы семьи, детей – прежде всего. И мы не можем позволить себе вкладывать в своё развитие в спорте больше, чем в развитие детей.

Поэтому мимо нас проходят такие, считающиеся необходимыми для успешных выступлений, «спортивные блага», как полноценное медицинское обследование, хорошая спортивная фармакология, средства восстановления, и прочее, и прочее. К счастью (видимо, для «равновесия»), проблемы с «пристраиванием» детей на время пребывания нас на этапах КМ и длительной подготовки к сезону, нас миновали. У нас полный комплект прекрасных бабушек-дедушек и наши дети совершенно спокойно с семи-восьми месяцев остаются с ними. Проблем же с выяснением отношений и «мерянием бицепсами» в нашей семье не возникало никогда. Несмотря на мои большие амбиции, я безоговорочно признаю первенство Максима в спортивном плане и понимаю, что муж мой – невероятный и уникальный спортсмен и человек.
Естественно, до рождения детей в организации тренировочного процесса мы исходили только из своих желаний и возможностей для тренировок. Что касается моих тренировок, то я в период с 2006 по 2011 гг. жила в Москве, и назвать то, чем мы там занимались раза два в неделю где придётся и когда нам любезно выделят полтора часа времени, полноценными тренировками невозможно. Но тогда ещё шёл активного развития российского, да и мирового ледолазания и даже такие «недотренировки» позволяли мне держатся на уровне сборной. Думаю, что сейчас при таких тренировках у меня было бы «без шансов». Максим же в этот период серьёзно тренировался на одной из лучших мировых конструкций и с одним из лучших ледолазов мира Алексеем Томиловым, набирался уверенности и заявлял о себе уже не только на российских, но и на мировых стартах.
Если мне сейчас зададут вопрос, как определить свои слабые и сильные стороны и в зависимости от этого построить программу тренировок, то я скажу – для меня это очевидно. У юных спортсменов определить приоритетные направления тренировки – это, конечно, задача тренера. Тем, кто пришел в наш спорт в зрелом возрасте и тренируется самостоятельно (думаю, постепенно число таких спортсменов будет уменьшаться), нужно очень внимательно слушать себя, учиться понимать свой организм. Ну, и если повезло тренироваться с более опытным и грамотным спортсменом (как мне с моим мужем), то не стесняться спрашивать совета, мнения о своём лазании, ведь значение «взгляда со стороны» никто не отменял.
Марьям Филиппова (Киров) – чемпионка Европы по ледолазанию (2012), двукратный победитель общего зачёта Кубка мира (2012, 2014) в дисциплине "скорость", многократный призер чемпионатов Европы и мира (в "трудности" и "скорости"), пятикратная чемпионка России (в обеих дисциплинах) и призёр 13 чемпионатов России из 14-ти, в которых принимала участие. Заслуженный мастер спорта по альпинизму (дисцилина ледолазание) с 2012 г.

Фото: Руслан Батраев
Фото: Руслан Батраев
У меня диплом одного из лучших университетов страны в области физической культуры и спорта и, конечно же, я прекрасно знаю, какую важную роль играет в серьёзном спорте планирование тренировочного процесса. Поэтому возникает интересный парадокс: либо я должна признать наш спорт не совсем серьёзным, либо полученные мною знания неверными и устаревшими.
Период 2012-2014 гг. у меня был практически идеальным с точки зрения планирования, организации тренировок. Я жила практически жизнью профессионального спортсмена (минус финансовая составляющая, конечно), мой тренировочный график, составленный и корректируемый мною самостоятельно и при помощи мужа, включал в себя все «обязательные составляющие»: большой объём ОФП (в межсезонье я работала по индивидуальной программе с личным тренером), СФП, в период подготовки к стартам – две тренировки на ледодроме-скалодроме, массаж и полноценный отдых. В общем-то, результат был «на лицо» в виде медалей и выигранных больших кубков мира.
Но это волшебное словосочетание «тренировочный план», который является двигателем прогресса у всех топ-спортсменов, внезапно исчезло в 2015 г. из моей жизни после рождения второго ребёнка и, главное, начала активной трудовой деятельности в качестве тренера спортивной школы. Потому что планировать тренировки дальше, чем на неделю, в условиях «завтра срочное собрание трудового коллектива» (и именно во время моей тренировки) и «через два дня срочно сдать все документы», как-то не особенно удаётся. Но, тем не менее, несмотря на все эти странности подготовки, я всё ещё продолжаю конкурировать на международном уровне.
Жизнь семикратного обладателя большого кубка мира Максима Томилова полностью посвящена промальпу с апреля по сентябрь-октябрь, поэтому его спортивное планирование, автором и исполнителем которого является он сам, актуально только в сентябре-марте.
Что касается составляющей подготовки к сезону, могу отметить, что с ростом мастерства и опыта мы с Максимом всё меньше времени посвящаем «базовой» ОФП, да и процент СФП вне лазания значительно сократился за период 2011-2018 гг.
На чемпионате мира-2018. Инсбрук. Фото: Никита Царёв
Марьям о себе:
"В 1999 году, в 17, лет после переезда в Киров из Сибири, начала заниматься в студенческой секции скалолазания у А.В. Вагина, чтобы в дальнейшем ходить в горы, заниматься классическим альпинизмом.

В 2000 г. впервые познакомилась с ледолазанием во время проведения этапа КМ на сосульке "Локомотива". В том же году сама попробовала лазать на льду. В огромных альпинистских ботинках, с "горными" инструментами фирмы Grivel. В 2001 г. впервые приняла участие в ЧР (тогда его проводили в селе Петропавловское) и "заболела" льдом окончательно. Тогда же познакомилась и стала тренироваться вместе с Алексеем Деньгиным и братьями Томиловыми.

От мысли ходить в горы тогда ещё не отказалась: в 2003 г. поднялась на Эльбрус, в 2004 г. закрыла третий разряд со сборами "Магнитки" в Ала-Арче. После чего полностью переключилась на ледолазание.

Заняв на ЧР 2002 г. третье место, решила в 2003 г. попробовать силы на международных стартах. С тех пор не пропустила ни одного сезона, не считая 2011 и 2015 гг., когда делала перерыв на рождение детей.

БОльших успехов достигла в дисциплине "скорость", хотя никогда не считала её профильной и каждый сезон уделяла гораздо больше внимания "трудности".

С удовольствием лазаю на естественном рельефе: микст, драйтулинг, ледопады. Очень редко удаётся совершать такие "вылазки", в основном между стартами в Европе.

В планах: осуществить с мужем какой-нибудь офигительный "естественный" проект в России.

"Скалолазаю" на хорошем уровне, до 7с+, в настоящее время в основном на естественном рельефе. Тренирую детей".
Подобные корректировки появлялись постепенно, в силу различных причин.
Во-первых, большое влияние оказал дефицит тренировочного времени, возникший с необходимостью посвящать много времени детям и работе.
Кроме того, не последнюю роль сыграли достаточно серьёзные травмы, полученные мною в сезон 2016-2017 гг., которые без корректировки нагрузок в сторону снижения объёма ОФП и СФП, только усугублялись и отрицательно сказывались на результатах и здоровье в целом.
Из специальных упражнений (хотя я бы назвала их «условно-специальными») сейчас используем только подтягивания на инструментах. Блоки и висы полностью исключили несколько лет назад из-за их травматичности для суставов и связок. Я, после двухлетнего перерыва и частичного восстановления икроножной мышцы, летом 2018 г., снова начала выполнять различные прыжковые и беговые упражнения (запрыгивания на «тумбы», бег и прыжки по лесенкам – ничего нового, все эти же упражнения используют легкоатлеты) для подготовки к «скорости» в новом сезоне, но пока положительного результата от них не вижу.
Фото: Руслан Батраев, Юлия Сергеева, Евгения Алексеева
Мы с Максимом, в общем-то, довольно нетипичная спортивная семья, так-как не болеем синдромом «необходимости постоянной движухи». Все эти скачки с лыж на коньки и с коньков на беговую дорожку – абсолютно не наш стиль.
Лет десять назад Максим регулярно плавал в бассейне в межсезонье, я с удовольствием бегала на лыжах (вот бассейн я не очень люблю, а Макс-лыжи). Ногами тоже достаточно много бегали: я и в переходный период (весна, лето), и в предсоревновательный, а Максим в основном осенью-зимой, в качестве разминки или дополнительная тренировка. До 2015 года я также (упоминала об этом выше) в летний период выполняла хороший объём ОФП с грамотным тренером, польза которого была очевидна в предсоревновательный и соревновательный периоды. Но это всё плавно «закруглилось» с наступлением детской эры. Сейчас в нашем рейтинге «общеразвивающих видов спорта» абсолютный победитель – «несколько часов дополнительного сна».
Типичная тренировка Томилова-Филипповой тоже пережила достаточно сильные изменения. Если утренняя «предсезонная» тренировка образца 2011-2014 гг. могла достигать по протяжённости 3.5-4 часов и "дополнятся" вечерним двухчасовым скалолазанием в зале, то после 2015 г. наши аппетиты вынужденно снизились.
Теперь время вечерней тренировки мы предпочитаем проводить с детьми. Они сейчас, к тому же, тоже активно занимаются спортом и как раз в это вечернее время, так что мы на «развозе» по секциям.
Фото: Руслан Батраев, Евгения Алексеева, Алексей Деньгин, Елена Дмитренко, архив собеседницы
Сама тренировка включает в себя разминку (стремлюсь увеличить её время, но это зависит от общего времени тренировки, поэтому получается далеко не всегда) в виде небольшого комплекса ОРУ, упражнений с лентой-эспандером и т.п. Дальше – само лазание. В начале сезона (сентябрь-середина октября) это, в основном, объёмы. И в последние два года, в связи с серьёзными проблемами с плечом, набор объёмов у меня очень постепенный и плавный. Вообще без фанатизма.
Утренние тренировки (по графику пять на два, который также «продиктован» семейным режимом) тоже стремятся к сокращению, т.к. четыре раза в неделю по утрам я тренирую детскую секцию и могу начинать свою тренировку не раньше 11.30-12.00, после чего у меня снова детская тренировка. Невероятно выматывающий физически и эмоционально график. Времени на восстановление в нём не предусмотрено от слова вообще. Максим в предсезонный период не работает на основной работе, поэтому он свободнее, но на нём лежит большая часть забот о детях.
Фото: Руслан Батраев
Максим в этом плане проще: может с ходу начать лазать трассы, особенно в компании с братом. Но чётко чувствует, когда надо остановиться, «скинуть» нагрузку, дать организму отдохнуть. С конца октября по декабрь обязательно включаем в подготовку лазание трасс среднего и высокого уровня сложности. Не скажу, что я кайфую от этого: мне обычно страшно, напряжно и не охота лазать трассы. Мой конёк – это прыганье по большим потолочным зацепкам туда-обратно. Макс, наоборот, этот «творческий процесс» придумывания и лазания трасс любит и с азартом в него включается каждый год. Иногда в одной тренировке совмещаю лазание на трудность и скоростное (чаще всего в таком порядке, так-как заставить себя лезть трудность после скоростной нагрузки практически невозможно). После лазания: подтягивания на инструментах, если позволяет время и состояние организма, и заминка в виде упражнений на растяжку (их выполняю я, Максим нет).

Года два назад растяжка вообще стала для меня «маст хэв», без неё я просто разваливаюсь после каждой тренировки частично и в конце недели полностью. Поэтому каждую субботу, а иногда и на неделе обязательно хожу на растяжку к профессиональным тренерам. Кстати, занимаюсь в группе вместе со своей семилетней дочерью;) Очень, скажу честно, стимулирует выкладываться на все 150%)) Тренировку по растяжке никогда не заменяю на лазательную, даже если пропускаю лазание на неделе. Потому что с моим стажем занятий нагрузка вполне может стать лишней, а растяжка-восстановление – всегда только на пользу.
То же могу сказать об отдыхе. Он, конечно, просто необходим при том объёме и уровне нагрузок, который обычен для современного ледолазания. При этом рост нагрузок, к сожалению, не пропорционален отдыху. Из средств восстановления нам доступны баня (к нашей радости, с этого года своя, с замечательной парной) и массаж. Впрочем, вторым средством пользуюсь только я, Максим утверждает, что у него самовосстанавливающийся организм.
А вот такое простейшее и самое действенное средство восстановления, как долгий глубокий сон – для меня в последние годы недоступная роскошь.
Пропуск тренировок в последний год, к сожалению, стал делом обычным. Болезней детей ведь ещё никто не отменял. Так же, как и многочисленных рабочих авралов и «производственных совещаний». Как мы к этому относимся? Раньше я относилась довольно болезненно, так-как любой пропуск воспринимался как преступление и в голове стоял вот этот расхожий спортивный штамп «каждая пропущенная тренировка – это два шага назад». Старалась «впихнуть» её в свободный отрезок времени, или удлинить следующую. В общем, занималась спортивным популизмом. А сейчас говорю: «Прими за отдых и восстановление», – и чувствую себя прекрасно.
Фото: Руслан Батраев, Елена Дмитренко, UIAA
Что касается целей, то у всех без исключения ТОР-спортсменов цель – выигрывать (перефразируя анекдот: дайте мне побед – и побольше, побольше!) Только и я, и Максим всегда был достаточно избирательны в этом вопросе. У нас никогда не было стремления и цели выигрывать всё подряд, медали ради медалей, «собирая» старты любого ранга. Для Максима всегда, после приобретения им статуса сильнейшего спортсмена, огромное значение имеет уровень соперников на тех или иных стартах, уровень организации, трасс.
Я же всегда хотела (и до сих пор хочу) разгадать секрет работы того внутреннего «механизма», который позволяет мне соревноваться на равных с физически более подготовленными, более молодыми и (возможно) талантливыми спортсменками. А на сегодняшний момент, в той жизненной ситуации, в которой я нахожусь, моя основная цель как спортсмена-тренера: реализовать идею МЭД (минимально эффективного действия) для достижения нужного мне результата.
Фото: Руслан Батраев
Следите за общественной жизнью Марьям Филипповой:

В Фейсбуке
В Инстаграме
Следите за общественной жизнью Марьям Филипповой:

В Фейсбуке

В Инстаграме
Фото: Руслан Батраев
Понравилось? Расскажи друзьям
Наши партнёры
Made on
Tilda