За хрустальным горизонтом
Спецпроект
Обсуждаем положение дел за кулисами
мира коммерческих путешествий
Горы зовут тех, чья душа им по росту!
Пару месяцев назад в руки редакции попали итоги масштабного опроса, проведенного в марте 2018 г. среди русскоязычных лыжных и альпинистских гидов. И поскольку в опросе принимали участие представители широкого круга работников сферы, считаем, что вам нужно увидеть эти цифры.
Для большей наглядности мы дополнили материал интервью с яркими представителями профессионального сообщества горных гидов России и Кыргызстана.
«Горы зовут тех, чья душа им по росту», — писал легендарный инструктор и путешественник Владимир Белиловский. Вот и посмотрим, кого нынче зовут горы и кто обеспечивает благополучное возвращение в долину людей, выбравших путь коммерческих путешествий к хрустальным горизонтам.
Фото © архив Екатерины Коровиной
«Я могу часами смотреть на гору снизу вверх. Это может показаться странным, но я разговариваю с горой. Я стараюсь понять — ждёт она меня или нет, пустит или нет».

Герлинде Кальтенбруннер
Путь коммерческого фрирайда (и тем более альпинизма) был, да и по сей день остаётся, тернист. Как и в любой сфере, здесь можно встретить людей, лишь называющих себя профессионалами. И, как и во всём, что связано с горами, здесь выигрывает тот, кто смог реализовать потенциал клиента и вернуть его домой счастливым и здоровым.
Если спросить редакцию Риск.ру, кого бы мы рекомендовали в качестве гида, то в зависимости от того, чем бы вы хотели заняться, список тех кому мы доверяем, будет колебаться от 10 до 20 человек, многие из которых названы в этом опросе.
Для ответов на вопросы спецпроекта мы выбрали мужчин и женщин, занятых в разных сферах, и, что важно, работающих в разных районах.
Анна Ханкевич
Алекс Кузмицкий
Виктор Афанасьев
Екатерина Коровина
Алекс, Анна, Екатерина и Виктор, будучи воспитанниками Школы горных гидов России, открывают своим клиентам головокружительные подъёмы и спуски России, Киргизии и других территорий.

Павла Воробьёва мы привлекли к проекту как одного из адептов школы горных гидов Кыргызстана. Максим Фойгель регулярно работает с группами в европейских горах и в данный момент — президент Ассоциации горных гидов России.
Более 50 гидов, работающих на территории России и за её пределами ответили на вопросы о своей занятости, профессии и современном положении дел в сообществе гидов России. В числе первых среди них были вопросы о принадлежности к организациям, объединяющим горных профессионалов – Федерации альпинизма России (ФАР), Ассоциации горных гидов России (АГГР) и Ассоциации горных гидов Кыргызстана (KMGA). Создатели опроса хотели понять, какой квалификации люди водят современных клиентов по горным склонам Кавказа, Хибинских гор, Камчатки, Сибири, Тянь-Шаня и других горных районов, и насколько загружены они в течение года.
Если поставить на одну чашу весов гидов по альпинизму, а на другой попросить подпрыгнуть гидов по фрирайду, первые улетят в космос. Это шутка, конечно, но горькая правда такова, что профессиональных гидов по альпинизму у нас всё ещё катастрофически мало. (Этим можно объяснить последнюю диаграмму из блока над этим текстом). И поскольку львиная часть коммерческой деятельности так или иначе продолжает крутиться вокруг сноуборда, горных лыж и, с некоторых пор, скитура, одним из важнейших вопросов становится обеспечение лавинной безопасности для всех желающих открывать для себя целину неподготовленных склонов. И если в группе любителей (как и профессионалов) ответственность распределяется в соответствии договорённостей внутри группы, то в коммерческой группе эту безопасность обеспечивает гид.
В России есть как гиды, работающие в родном регионе, так и те, что путешествуют со своими группами в самые разнообразные локации как в нашей стране, так и за её пределами. При этом одни предпочитают ходить на скитуре, другие летают на вертолёте, а третьи вообще практикуют ски&сэйл. Посмотрим, к кому ехать в районах, которые планируете посетить вы для того вида катания или восхождений, которые интересны вам?
Значительная часть гидов, отвечавших на вопросы этой анкеты - фрирайдеры и скитуристы, что, как мы уже писали, в целом пока отражает количественное соотношение гидов-лыжников/-сноубордистов относительно альпинистов. И в то же время уже ясно, что голос гидов по альпинизму будет только крепнуть, так как спрос на их услуги растёт и число их закономерно будет увеличиваться, и не только на Эльбрусе. И в будущем мы увидим в подобных опросах больше специфических запросов именно к этой категории гидов.
Опросив значительную часть активно работающего в горах сообщества, можно понять, что современные тренды в сфере коммерческих горных путешествий:
  • Качество
  • Безопасность
  • Уникальность
  • Разнообразие
Современным гидам уже недостаточно зимой работать в Хибинах, а летом – на Эльбрусе. Они должны разбираться во всех современных технологиях, постоянно быть в поиске нового и уметь донести свои знания до весьма требовательных клиентов. В подтверждение этого тезиса – интервью с гостями нашего проекта.
Фото © архив Максима Фойгеля
«В горах нет ни честности, ни коварства. Они просто опасны».

Райнхольд Месснер
- По вашему опыту, тесно ли на современном российском рынке услуг гидов и кто в более выигрышной позиции – универсальные профессионалы или местные проводники, или ключевыми факторами в вопросе выбора стали другие: цена, клиенториентированность? Что-то ещё?

Алекс Кузмицкий:
Рынок профессиональных лыжных и альпинистских гидов постепенно насыщается. По крайне мере по самым популярным направлениям. Местами, как например на Эльбрусе, не протолкнуться! Но если раньше основным критерием выбора гида была цена, то теперь всё большее влияние оказывают рекомендации сообщества, профессионализм и наличие нестандартных предложений/продуктов (не просто восхождение на Эльбрус, а, например, по необычному маршруту, да еще и с последующим спуском на лыжах).

Виктор Афанасьев: Профессиональных гидов на рынке мало, поэтому, если не брать во внимание местных, так называемых, проводников, то гидов не хватает. На мой взгляд, универсальные профессионалы в выигрыше, потому что местные проводники работают в одном районе и не могут предложить клиенту какую-то другую программу. И на самом деле они не клиентоориентированные. Им все равно, останется клиент с ними или нет, потому что второй раз он его на горе не ждёт.

А клиенты становятся избирательнее, особенно платёжеспособные. И они ищут надёжного гида, с которым будут чувствовать себя в безопасности. И если это не одноразовый поход на Эльбрус, и люди планируют другие восхождения и программы, то они останутся с гидом, который завоевал их доверие.

Ключевые факторы в выборе гида – это вопрос двоякий. Если человек обращается в турфирму, то он до последнего момента не знает, какого гида ему дадут, и тут определяющую роль играет цена и набор услуг.

И часто если с гидом в таком случае не везёт и клиента что-то не устроит, он начинает искать гида на основании отзывов и его опыта.


- Аня, насколько трудно на российском рынке работать женщине-гиду?


Анна Ханкевич: Я думаю, женщина-гид может занять достойное место на российском рынке. На примере фрирайда: Катя Коровина — старший гид КГК, я на аналогичной позиции в Йети Гид Бюро, Тася Алёхина — в Гудаури Сноулаб. В Приэльбрусье один из самых уважаемых гидов — Лиза Паль. В том числе, поскольку женщины готовы выполнять не только чисто гидскую работу, но и организационную.
Вот только до сих пор я не довольна своим положением в узкой сфере услуг хелиски, но, возможно, это связано не с моей половой принадлежностью, а с профессиональными навыками...


- Катя, расскажи, как ты попала в круг «гидов Эльбруса»? Это было трудно? Есть ли ощущаемая конкуренция с местными гидами? А просто с мужчинами-гидами?


Екатерина Коровина: Попала совершенно случайно. Можно сказать, что у меня есть «продюсер», которая прознала, что я КМС по альпинизму, и что жетон у меня есть, потом услышала, как я с иностранцами общаюсь, и предложила попробовать. Я согласилась. Хотя у меня не было уверенности, что хватит терпения. По этой причине никогда раньше не хотела работать инструктором. Но выяснилось, что гидом у меня хорошо получается.


- Как вы считаете, кто из гидов (в целом и в частности) находится на современном рынке в выигрышной позиции?

Анна Ханкевич: Что считать выигрышным? Больше заработок? Больше интересных разнообразных программ? Больше времени на собственные спортивные проекты и достижения?
Если перейти на персоналии, то мне нравится, как идут дела у Виталия Лазо, поскольку кроме работы он успевает реализовать крутые проекты типа спуска с восьмитысячника на лыжах. Нравится, что Сергей Фурсов всего за несколько лет прошел путь от обычного курсанта до преподавателя РШГГ. Нравится Александр Гуков, который совмещает обучение по двум направлениям и серьёзные восхождения «для души». Нравится, как выстроена система обучения фрирайду у Алекса Кузмицкого, да и остальная его «методическая» деятельность по изданию книг, публикации и пр. И, наконец, Павел Воробьёв, который явно лидирует как гид по Азии и благодаря которому активно существует Киргизская Ассоциация [горных гидов].

Екатерина Коровина: Те, у кого есть приличный альпинистский опыт и спортивная квалификация. Те, кто знает языки. И те, кто учится в современных школах гидов. Для россиян наиболее доступно обучение либо в Школе горных гидов России, либо в киргизской.

Плюс к этому совершенно необходимы добросовестное исполнение обязанностей, внимательное и вежливое отношение к клиентам, и уже наработанная репутация.

- Аня, ты на данный момент гид по горным лыжам. Планируешь ли закрыть и альпинистскую категорию в своё время?

Анна Ханкевич: Да, мне бы очень хотелось закрыть альп-направление и стать «полным гидом». Я прошла обучение и закончила необходимые модули осенью 2016 года, но теперь необходимо активно тренироваться и практиковаться, желательно, под «наблюдением» сертифицированных альп-гидов, а с этим проблема, поскольку таких мало и они заняты.

- Как ты считаешь, спустя годы, что работает уже школа, разделение на лыжных и альпинистских гидов всё ещё оправдано?

Анна Ханкевич: Да, думаю, такое разделение оправдано в первую очередь тем, что у нас недостаточно «универсалов», уровень которых высок в обоих направлениях.
На данный момент более востребовано обучение по лыжному направлению, и лишь некоторые из аспирантов могли бы в будущем закончить и второе. К тому же стоимость обучения такова, что сложно сразу обучаться на «полного» гида.


- Какие проблемы в отрасли вы сейчас видите – для себя и в целом?

Анна Ханкевич: В отрасли основная проблема на мой взгляд — малое число географических направлений, по которым есть спрос и предложение. Зимой — Сибирь, Красная Поляна и немного Хибины. Летом — Эльбрус и Казбек. А ведь интересных районов гораздо больше... Получается, что все собираются в одном месте; нет разнообразия, поэтому мало востребованы универсалы и поэтому невыгодно обучаться на альп-направлении (насколько я вижу, спрос на технические восхождения невысок).
Для меня лично пока квест – совместить материнство с работой гидом, ведь это сочетание пока достаточно редкое).

Алекс Кузмицкий: Если речь про внешние проблемы, то это, на мой взгляд, в первую очередь сертификация Школы горных гидов России, чтобы мы стали полноправным членом IFMGA и могли выпускать собственных «полных горных гидов». Хороший пример для нас – коллеги из Киргизии (KMGA). Они этот путь уже проделали и в декабре 2017-го стали полноправным членом IFMGA.

Виктор Афанасьев: Внутренняя проблема очень существенная: нам нужно сплотиться. Пока что мы сами по себе, и Ассоциация не справляется с задачей нашего объединения в некую команду, которая будет работать по одному уставу. Руководство стремится к этому, но результат пока неутешительный. Есть небольшая группа членов АГГР, которые поддерживают регулярную связь друг с другом, но например у лыжных гидов, которых больше, этого нет. Они получают свои сертификаты и уходят, а задача Ассоциации – сделать так, чтобы они принимали участие в жизни сообщества. Тут много нюансов и всё непросто, Максиму Фойгелю не позавидуешь, но важно продолжать работать в этом направлении.

К сожалению, во многом решение этой проблемы связано с деньгами, которых нет. А ещё не хватает очных встреч гидов для общения и обмена информацией. Да, мы видимся в горах, но не со всеми, и этого недостаточно. Было бы здорово собираться и проводить семинары с большим количеством участников, но с нашим режимом это сложно, только в межсезонье, а ещё нужно убедить гидов приехать! В общем, для этого нужен лидер, у которого есть время этим заняться и который всех соберёт. Сложно представить действующего гида в этой роли.

Внешняя проблема у сообщества гидов – это работа на одном поле с дилетантами и необходимость объяснять потенциальным клиентам, чем мы лучше. Хорошо, если гид уже наработал репутацию и к нему приходят по рекомендации, а что делать выпускникам школы гидов, которые ещё не набрали этот репутационный капитал?
Фото © Евгения Алексеева
Екатерина Коровина: Ой, проблем вижу много! В первую очередь меня сильно напрягает формат сертификации гидов в нашей стране. В реестре РФ недавно появилась такая странная профессия как инструктор-проводник. Но к моему большому сожалению процесс вышел из-под контроля АГГР, и теперь совершенно непонятно, кто будет иметь право заниматься обучением, в каком объёме и кто будет выдавать сертификаты. Очень бы хотелось, чтобы наша профессия и в РФ получила высокий международный стандарт, и чтобы обучать могла только Школа горных гидов России под контролем IFMGA.

Кроме этого, практически все гиды работают неофициально, без записи в трудовой книжке и всего прочего. Хотелось бы уже выйти из тени, хотя я прекрасно понимаю, почему так происходит…

И, конечно, я вижу большой жирный минус самой профессии в том, что она исключительно физическая. Как только моё здоровье перестанет позволять, я не смогу работать. В связи с этим остро стоит вопрос профессиональной страховки. К сожалению, такую страховку в нашей стране найти почти невозможно. Ну или она будет стоить запредельно.

Это я со своей колокольни о самой профессии гида. Что касается стороны предоставления услуг клиентам, там тоже полно своих трудностей. Но об этом можно целый доклад написать.
- Аня, тебе нравится работать на классических направлениях или разрабатывать новые локации? В чём заключаются плюсы и минусы обоих подходов к работе?

Анна Ханкевич: Конечно, гораздо интереснее исследовать новые места! Однако это требует больше вложений материальных и временных, ведь редко когда я готова работать «онсайт», привозя гостей в место, в котором ни разу не бывала ранее.
Плюсы классических направлений очевидны: больше информации о районе, меньше неожиданностей. Кроме того, по классическим направлениям проще собрать группу.
Однако в моей жизни происходит так, что новое место становится классическим уже через несколько лет — так было, например, с Мамаем.
- До сих пор дискуссии на тему нужна ли школа гидов нет-нет да возникают. Это связано и с её дороговизной и с отсутствием понимания, что же это за профессия. Скажи, можно ли получить «школьные» знания в других местах и зачем всё-таки нужно учиться профессии гида?

Анна Ханкевич: Мое мнение — школа гидов должна быть, и с присутствием именно канадских преподавателей. Только помимо этой системы обучения, аналогичной высшему образованию, получаемому в университете, было бы неплохо иметь варианты типа техникума, для получения более узкой, прикладной специальности для работы в конкретном месте, с изучением специфики определенной области. Например, специальность «гид для восхождения на Эльбрус» (одно из самых востребованных сейчас направлений) не требует того объёма знаний и навыков, который получаешь в РШГГ.
Можно ли получить школьные знания в других местах в таком же объёме и такого же качества? Сомневаюсь. Я таких мест не знаю. Напоминаю, что я говорю именно о специфике работы гидом, а не инструктором по альпинизму.
Сама профессия, насколько я знаю, уже зарегистрирована в гос. реестре. Однако нет требований к учреждениям, обучающим этой профессии, поэтому сейчас может появиться (и такие примеры уже есть) целый набор сомнительных по качеству организаций, которые «за неделю» научат быть гидом.
- Учить или нет? В сообществе гидов были дискуссии на тему, должен ли гид передавать какие бы то ни было знания своим клиентам. Ты предпочитаешь работать с клиентами, которые действуют в рамках своих возможностей на предложенных маршрутах или хотят идти на всё более сложные маршруты и, возможно, работать первыми?

Виктор Афанасьев:
Отвечу так: учить, но ровно настолько, чтобы он смог совершить восхождение в связке с гидом. Я никогда не пущу клиента работать первым. Если клиент хочет идти на более сложный маршрут, да, я его к нему готовлю, но опять же, только на уровне работы в связке со мной. Во время обучения я показываю ту опасность, которая его ждёт, если он что-то нарушит, и желания идти первым у клиента просто не возникает. Он понимает, что это слишком опасно. В целом, если человек хочет ходить первым, он не придёт к гиду за этим, а пойдёт к инструктору.


- Алекс, а в SnowSense вы какой позиции придерживаетесь?

Алекс Кузмицкий: Если клиент хочет чему-то научиться (не важно, чему и какого уровня требуется обучение) – гид должен научить. И делать это качественно. Умение обучать – одно из требований к гиду, как к горному профессионалу, и, кстати, оцениваемая категория на экзамене. Зачастую без обучения ты просто не можешь реализовать то, что запланировано в рамках программы, либо то, что хочет клиент. Гиду приходится давать все необходимые знания и навыки.

Более того, ряд работ, куда привлекают горных гидов за границей, напрямую связан с обучением. Например, в Антарктических экспедициях горные гиды проводят разнообразное обучение сотрудников станций полевым навыкам. Так что тут нет никаких противоречий «гидство-обучение», это связанные вещи. Кому как не наиболее компетентными представителям своей области передавать знания? Если посмотреть портфолио многих ведущих зарубежных гидов, имеющих IFMGA-статус, можно увидеть, что довольно большой процент их программ – это обучающие курсы разного уровня. У нас в стране постепенно складывается похожая картина (и чем дальше, тем больше).
Фото © Алёна Симонова
- Виктор, профессиональный альпинист высокого класса и столь же прекрасный горный гид – возможно ли сочетать эти два «я»?

Виктор Афанасьев: Да, возможно. Когда альпинист наигрался в спортсмена и достиг желаемых результатов, он может стать гидом и переквалифицироваться на работу с людьми, получив дополнительные знания, касающиеся как раз нюансов работы с клиентами. Мой опыт очень мне помог в плане оценки безопасности, анализа ситуации на маршруте и оценки возможности клиента подняться по тому или иному маршруту. Это всё про оценку рисков, и этот навык можно получить только на практике. Мое спортивное прошлое – это как раз такая практика. Школа гидов дала очень ценные знания как работать с клиентом, но не весь тот опыт, который я получил, будучи спортсменом.

- Когда ты планируешь поехать в экспедицию «для себя»?

Виктор Афанасьев: Как только найду спонсора. Идеи и задумки есть. Не оставляю этой надежды!
- Если воспринимать профессию гида как ту, в которой нужно постоянно чему-то учиться, подумай и скажи, чему ты учишься сейчас и что тебе нужно освоить ещё, чтобы стать ещё более востребованным профессионалом?

Виктор Афанасьев: Гидам обязательно нужно проводить семинары повышения квалификации, поскольку снаряжение, техники работы постоянно совершенствуются, и именно гиды должны быть всегда в курсе этих изменений для повышения качества работы.
Пока регулярных курсов повышения квалификации нет, я читаю информацию в интернете, кроме того, получаю «апгрейды», когда бываю на модулях Школы гидов.
Информацию о новом снаряжении я черпаю непосредственно от производителей и их представителей в России.
Киргизия первой из стран бывшего СССР "облачилась в джинсы", то есть пригласила западных коллег передать опыт местным гидам.
- Павел, расскажи, как изменился рынок гидов с появлением IFMGA в Киргизии, а затем и с появлением российской школы гидов? Можно ли делать какие-то обобщения и какой-то проводить анализ?

Павел Воробьёв: С получением лицензий IFMGA ребята перестали стесняться просить адекватные деньги за свою работу, стало гораздо больше запросов из Европы и Америки на местных гидов. Западные туроператоры начали присылать группы без сопровождения их собственного гида с дипломом: у нас теперь такие же дипломы.

Растёт престиж и узнаваемость профессии. Многие люди в Киргизии не подозревают, что горные гиды существуют. У нас в планах с осени начать читать вводные лекции про гидов и приключенческий туризм в Академии туризма и на туристических факультетах институтов Бишкека.

В этом году закончили обучение первого потока гидов треккинга по национальному стандарту. Думаю, года через два-три ребята получат значки UIMLA (Union of International Mountain Leaders Associations – 12 стран сейчас входит).

То есть мы потихоньку создаем рынок обучения и смотрим в будущее. Для светлого будущего нужна популяризация профессии и приключенческого туризма внутри страны, как основа устойчивого развития KMGA.

Если говорить про приключенческий рынок Киргизии, то роста конкуренции с появлением российской школы гидов я лично не заметил.

Безусловно, работа российской школы гидов – положительный для всех процесс. Повышается квалификация гидов, всё больше людей узнаёт о том, что гид – не просто «проводник, знающий дорогу». Всё это ведет в перспективе к нормальному цивилизованному рынку приключенческого туризма.
Необходимость постоянно повышать свою квалификацию следом за гидами Кыргызстана осознали и их российские коллеги.
- Катя, ты учишься в школе гидов. Это длительный и затратный процесс. Расскажи, окупаются ли эти вложения? Каким образом?

Екатерина Коровина: Да, окупаются. Это обучение существенно повышает мою конкурентоспособность: меня охотно приглашают работать.
- Как бы ты охарактеризовала свой подход к работе гидом? Для тебя предпочтительнее работать в компании или саму на себя?

Екатерина Коровина: Пока что мне нравится работать на компанию, это мой осознанный выбор. После офисной карьеры мне категорически не хочется заниматься никакой организационной деятельностью, рекламой или поиском клиентов. Я хочу заниматься только своей работой как гида. Пока, на данный момент. Не исключаю, что в будущем этот подход может измениться.

К своей работе отношусь максимально серьёзно. Это не какое-то совмещение с хобби и не случайный заработок. Это моя единственная и постоянная работа, которой я посвящаю всё время лишь с небольшими отпусками, и которая меня кормит и позволяет достойно жить. Коплю свой собственный опыт, учусь, стараюсь не стагнировать, а развиваться и осваивать новые направления, быть профессионалом.

Считаю, что есть большая разница между гидами-профессионалами, для которых это основная работа и хлеб, и теми, кто подрабатывает гидом в отпуске, чтобы совместить приятное с полезным. Качество работы различается принципиально. Во-первых, опыт и понимание профессии. Во-вторых, в первом случае люди не могут себе позволить работать некачественно и портить свою репутацию. Ведь если что-то пойдёт не так, тебя просто больше никуда не возьмут, и ты останешься без работы, а твоя семья без дохода. Тех же, кто просто подрабатывает в отпуске, это не волнует. Они радуются, что удалось провести отпуск в горах, да еще и заработать копейку.


- Поддерживают ли своих сотрудников туроператоры горных направлений? В чём выражается эта поддержка?

Екатерина Коровина: Не знаю, как у всех туроператоров, но меня мои работодатели (ЭльбрусТурс и Краснополянский Горный Клуб) поддерживают. И я это очень ценю. Во-первых, мне важно, что работодатель стремится формировать и сохранять квалифицированные кадры. Во-вторых, мне важны по-человечески хорошие отношения и взаимопонимание с работодателем.

Поддерживают прежде всего финансово: дают работы столько, сколько я могу осилить, и частично оплачивают моё обучение. Позволяют строить график на моё усмотрение, поддерживают моё стремление развиваться.
- Оцени пожалуйста качество «гидских» услуг в Приэльбрусье? Растёт ли уровень? А в других местах, где тебе приходилось работать?

Екатерина Коровина: Уровень, скорее всего, понемногу растёт повсеместно. Причины я озвучила выше. Но, тем не менее, всё ещё остается очень разным. Поэтому рекомендую всем интересующимся тщательно выбирать себе гидов. В Приэльбрусье особенно, поскольку там очень сильны национальные особенности.


- Откуда в первую очередь приходят к тебе клиенты? Какой процент из них возвращается?

Екатерина Коровина: Клиентов мне поставляют компании, на которые я работаю. Можно даже сказать, что это их клиенты, а не мои. Хотя какой-то процент «моих» тоже есть. Возвращается не так много людей. По объективным причинам: люди интересуются новыми направлениями или другими датами, а гиды обычно работают на каких-то относительно привычных для себя маршрутах. Если бы графики клиентов и гидов чаще совпадали, то возвращений к конкретному гиду было бы в разы больше. Для крупной компании важнее, чтобы клиенты продолжали пользоваться её услугами. Хотя и имя гида значит немало, и у каждого гида есть свой круг клиентуры.


- В каких районах и на каких «объектах»/вершинах тебе нравится работать и почему?

Екатерина Коровина: Пока что мне больше всего нравится работать на Памире, на пике Ленина. Наверное, поскольку это самый серьёзный из всех моих объектов на данный момент. Это нелёгкая и ответственная работа, но мне нравится, что там мой потенциал используется максимально.
Легализация профессии горного гида, создание ясной картинки, кто же такой горный гид, для потребителя и работающая нормативно-правовая база – основные задачи, которые стоят сегодня перед руководством Ассоциации горных гидов России.
- Максим, в чём выражаются отличия российского рынка гидов от мирового и европейского – кроме экономической ситуации?

Максим Фойгель: Проще начать с экономической ситуации. Первое, что нужно учесть, это стоимость обучения до уровня полноценного горного гида. За рубежом она колеблется от 10 до 15 тыс. евро. У нас стоимость обучения составляет 7-9 тыс. евро. Стоимость обучения варьируется в зависимости от его продолжительности (например, если экзамен/-ы не удалось сдать с первого раза) и места проведения.

При этом средняя зарплата гида в Европе составляет 350 евро в день, у меня нет точных данных по Северной Америке и другим регионам, но думаю, что цены сопоставим с европейскими, в то время как в России зарплаты сильно ниже – 70-150 евро за один рабочий день.

При этом не понятна ситуация с гидами по альпинизму, у них в России одни из самых низких зарплат. Т.е., можно сказать, что при максимальной российской зарплате соотношение затрат на обучение и получаемому гонорару примерно одинаковое. Однако в реальности конечно же соотношение не в пользу российских гидов.

АГГР стремится снизить стоимость обучения за счёт привлечения российских преподавателей и оптимизации логистики проведения школы. Однако стоимость остается высокой из-за нестабильности российского рубля. Ведь расчёты с канадскими коллегами происходят в иностранной валюте.

Другие же отличая заключаются во взгляде на работу гида. В России традиционно альпинизм и лыжи развивались параллельно, не часто можно было встретить альпиниста, хорошо катающегося на лыжах, и наоборот. Практически же во всех других странах, где есть школы горных гидов, работающие по стандартам IFMGA, горный гид – это универсал, одинаково хорошо владеющий как лыжной техникой, так и альпинистскими навыками.

Именно поэтому мы взяли за основу канадскую модель, где лыжное и альпинистское направления не пересекаются. Однако если речь идёт о получении сертификата горного гида международного образца, необходимо закончить оба этих направления. Это справедливо для гидов как в Канаде, так и у нас. Есть еще ряд стран, практикующих раздельное обучение, но таких меньшинство.

Если ориентироваться на количество курсантов в лыжном направлении, то становится очевидным большой спрос на лыжных гидов в России. Вероятно, этим и объясняются более высокие зарплаты лыжников.

Ещё одно характерное отличие для наших гидов, как минимум гидов альпинистов, это специфическая работа в одном районе. Предположу, что не больше четверти из них практикуют работу в разных районах. Я не скажу, что это плохо, но это, наверное, типично для российских альпинистских гидов. У лыжников география работы всё же шире.
- Алекс, в опросе представлены ключевые направления фрирайдеров в России. Сколько времени и усилий уходит на то, чтобы разработать абсолютно новое направление? Такое, как в своё время Мамай и Лужба. Каким направлениям отдаёт предпочтение твоя компания – более «кассовым» или тем, куда в первую очередь хочется ехать вам самим?

Алекс Кузмицкий: Чтобы разработать фрирайд-программу в новом районе требуется не так много времени, как кажется. Для профессионала обычно достаточно пары недель на информационную подготовку и примерно столько же, чтобы сделать рекогносцировочный выезд в район и набросать варианты маршрутов. Но, чтобы создать действительно законченную фрирайд-программу, с большим запасом «прочности» на случай непогоды, нетипичных условий снега и различных форс-мажоров, как правило, уходит несколько сезонов. Так, например, в наших родных Хибинах, где мы работаем более 10 лет, мы можем проводить программы даже в условиях лавинной опасности 5 из 5-и, поскольку за эти годы проработали варианты для любых снежных и погодных кондиций. Если же говорить о предпочтениях, то да, мы делаем программы, в первую очередь, в тех регионах, которые интересны лично нам. Отчасти в этом залог успеха Snow Sense как команды фрирайд-гидов. Ведь если у гида горят глаза и ему самому интересно, это дорогого стоит. Участники наших программ видят и ценят эту увлеченность и преданность любимому делу. И сами заражаются страстью к горам.
Фото © Алёна Симонова
- По какому принципу вы отбираете гидов в свою команду?

Алекс Кузмицкий: Человек должен «гореть» горами, быть профессионалом cвоего дела, состоять в АГГР, KMGA или любой подобной Ассоциации, ну и быть созвучным нам по духу… Последнее – самое сложное, как всегда в этой жизни.


- Портрет идеального гида – нарисуй словами. Такие есть в России?

Алекс Кузмицкий: Я сейчас скажу крамольную вещь, портрета идеального гида нет. И это несмотря на стандарты, которые мы вводим и которых придерживаемся. А вот конкретные гиды, лучшие из лучших – есть. Дело в том, что априори гид должен быть профессионалом по многим пунктам и быть почти безупречен во всём, что касается работы. Это не обсуждается (один из лучших критериев наличия этого самого профессионализма – сертификация в АГГР). И таких не мало, но этого мало (каламбур, однако). Ведь когда человек приезжает к Мише Гриневу, Славе Шаповалову или ко мне, он приезжает в первую очередь не к гиду, а лично к нам. И у Миши, и у Славы, и у меня человек покатает хорошо и разнообразно, это очевидно. Но важно что-то ещё. И это что-то – человеческая аура и тот взгляд на мир, который он транслирует, подход к жизни. Вот это у всех разное. И сравнивать тут бесполезно.

Для кого-то один гид – лучший, а для кого-то другой, ну и прекрасно! И «пусть расцветают все цветы». Я знаю десятки людей, которые ездят к Сергею Веденину по много раз, из года в год, и ни к кому больше. Более того, на их месте я бы делал так же. Мне подход Сереги очень импонирует, и я его ценю и уважаю как гида и как человека. Сергей также знает десятки людей, которые ездят с нами и точка. И мы не паримся по этому поводу. Конкуренции в этом нет. Это разные Вселенные и каждый райдер выбирает ту, которая ближе и лучше отвечает его мировоззрению и целям.
- Портрет идеального клиента – в свою очередь, нарисуй словами. И какие в среднем клиенты попадают на ваши программы?

Алекс Кузмицкий: Открытый, готовый развиваться и, конечно же, любящий снег и горы. Но без фанатизма, любой фанатизм – это плохо. Это моё глубокое убеждение. Основные проблемы у катающихся людей либо от недостаточной подготовки, либо, что чаще, от «передоза» (90% серьезных травм). Если не учитывать наши базовые/начальные программы, куда приезжает очень разный народ, то на все основные программы к нам приезжают по большей части именно такие, «клёвые» участники.

Но это благодаря правильно настроенным фильтрам. Дело в том, что, чем сложнее и интереснее программа, тем жёстче у нас входные требования (мы берём далеко не всех, легко можем отказать). Именно поэтому нам удается в рамках фрирайд-программ порой реализовывать совершенно непредставимые вещи для обычной российской гидовской среды, например, первопроезды в сложных районах (нормальными кворумами, не в 1-2 человека).

Отчасти залог нашего успеха как раз в том, что мы изначально относимся к ребятам не как к клиентам, а как к потенциальным членам нашей команды, с которыми в будущем можно будет безопасно осуществоять проекты самой разной сложности. Snow Sense Team – это про команду. Мы заинтересованы в их росте и взаимодействуем соответственно. В этом значительное отличие нашей атмосферы от программ других компаний. В сообществе катающихся знают, что у нас не просто сильные кворумы, но и довольно ровные по уровню (и уж точно не будет винегрета из снегоступщиков и скитуристов). И что, приехав к нам, придётся выкладываться и работать над собой (кстати, это тоже отменный фильтр, отсекающий «отдыхающих»).
Фото © Алёна Симонова
- Как появление АГГР повлияло на гидский рынок России? Можно ли уже, на ваш взгляд, делать какие-то обобщения и выводы?

Анна Ханкевич: Мне кажется, что появление АГГР невольно внесло сумятицу в головы потребителей. До появления этой организации были только громкие имена гидов, которые многолетним трудом завоевали себе авторитет. С появлением школы появились новые гиды, которые прошли обучение и стали сертифицированными. Теперь не понятно, на что опираться при выборе гида — на официальный статус или же «имя», ведь многие из давно работающих не заканчивают школу и сертификата не имеют...

Также сумятица усиливается тем, что есть список членов АГГР, которым может стать любой, заплативший членские взносы, но не проходивший обучение, а есть отдельно список курсантов. Но далеко не каждый потребитель способен разобраться в этих деталях... К тому же очевидно, что РШГГ не может подготовить необходимое количество гидов для работы, ведь пока «производительность» школы — несколько человек в год.

Виктор Афанасьев: Появились гиды, которые умеют правильно работать с клиентами, но их ещё слишком мало. Наконец появился такой термин как «забота о клиенте» и нас стали этому навыку обучать. Профессиональное обучение гидов – это и безопасность клиентов, которая растёт. Так что польза от создания АГГР, несомненно, есть. Когда ассоциация начнёт работать в полной мере, и информацию о гидах люди начнут искать на сайте АГГР – это станет полезным не только гидам, но и потенциальным клиентам, для которых АГГР станет гарантом качества услуг её членов. То есть, на мой взгляд, Ассоциация должна работать на две аудитории: гидов и клиентов.

Екатерина Коровина: Спрос на гидов был, есть и будет, а вот уровень гидов у нас в стране исключительно разношерстный. При этом гид несёт ответственность (если не юридическую, то чисто человеческую) за жизнь вверившихся ему людей. Совершенно необходим профессиональный стандарт, специальное обучение и проверка квалификации гидов. АГГР запустила эти процессы. Очень жаль, что до наших чиновников трудно донести правильную информацию, и сейчас судьба проф. стандарта и качества обучения под большим вопросом. Но, тем не менее, АГГР задала высокую планку, готовит и объединяет классных профессионалов, а это влияет на рынок, создает конкурентную среду, повышает требования к профессии в целом и, следовательно, повышает качество услуг.

Выводы пока не берусь делать. Но для меня это явление, однозначно, положительное. И очень бы хотелось соблюдения в России международного стандарта IFMGA.

Алекс Кузмицкий: Влияние АГГР очень правильное со всех точек зрения. Появилась система координат в отечественном «гидовском мире», причём, она вписывается в международные нормы. И мы начинаем играть по этим правилам. Появилась российская школа гидов, первые сертифицированные лыжные и гиды по альпинизму, информационная поддержка, «правила игры» в конце концов. И, что на мой взгляд не менее важно, за последние годы, благодаря АГГР, гиды наконец перезнакомились и намного больше стали похожи на профессиональное комьюнити, с общими целями и интересами.

Если раньше каждый был сам по себе, то теперь мы обмениваемся информацией, взаимодействуем, подстраховываем друг друга (если находимся в одном районе). Не скажу за всех, но наиболее профессиональное ядро сообщества делает именно так. Например, в Лужбе этого года мы постоянно устраивали «летучки» среди гидов, и не только знали частоты раций других групп, но и планы на ближайший день, обменивались важной с точки зрения безопасности информацией (Григорий Минцев, Саша Краснов, Дима Михайлов, Сергей Иченец aka Хуан, Костя Бартош – спасибо вам, парни, за сотрудничество!). Лет 5-7 назад это, мягко говоря, не было бы нормой. И, безусловно, благодаря деятельности АГГР профессиональный уровень российских гидов очень сильно подрос.
По информации АГГР на территории России может работать около полутора тысяч гидов, очевидно, что большинство их них не имеет профессионального образования и оценить качество предоставляемых ими услуг довольно трудно.

По результатам другого опроса гидов, проведённого ранее Ассоциацией горных гидов России, меньше всего сейчас в России гидов, работающих в сфере скалолазания. Скитур, треккинг и простые альпинистские маршруты пользуются всё большим спросом, и в качестве ответа рынку гиды-фрирайдеры начали осваивать эту сторону профессии. Именно лыжные гиды в данный момент занимают нишу гидов по треккингу. Так же к интенсивно развивающимся видам горного отдыха можно отнести как «небюджетный» хелиски, так и вполне доступные снегоступинг и виа-ферраты. А вот скальный альпинизм (в различных его проявлениях) пока трудно выделить в отдельное направление. Ледолазание, спелеологию и каньонинг пока также трудно как-либо классифицировать – недостаточно данных для анализа.
Десятки людей, сделавших работу в горах своей профессией, трудятся, чтобы получить признание как международного, так и российского аутдор-сообщества. И несмотря на очевидные трудности, с которыми сталкиваются как организаторы школ горных гидов, так и их курсанты на пути по краю хрустального горизонта, современный рынок аутдор-услуг диктует свои условия. На этом поле выживут только грамотные, знающие себе цену и готовые много работать профессионалы. И это хорошо.
Анна Ханкевич. Фото © Андрей Британишский
Понравилось? Расскажи друзьям
Над проектом работали:
Елена Дмитренко – текст, вёрстка
Наталья Киселёва – продюссер

Инфографика:
Андрей Волковицкий
Наши герои:
Алекс Кузмицкий
Анна Ханкевич
Максим Фойгель
Павел Воробьёв
Екатерина Коровина
Виктор Афанасьев
Благодарим наших героев и их близких за предоставленные фотографии
Читать другие спецпроекты Риск.ру:
Made on
Tilda