"Жизни не хватит всё раскатать!"
О потенциальных новых районах:
Интервью с Павлом Воробьёвым
"Поживи три недели с человеком в палатке, или станешь клиенториентированным, или к тебе больше не приедут".
С тех пор как первые курсанты отправились в Киргизию познавать азы профессии горного гида под руководством европейских преподавателей, утекло довольно много времени. И вот уже Ассоциация горных гидов Киргизии получила аккредитацию и сама может и выпускает всё новых и новых гидов на развивающийся рынок горных видов спорта, где спрос рождает предложение.
- Павел, расскажи, тесно ли на рынке услуг гидов стран СНГ? Достаточен ли на них спрос и кто в более выигрышной позиции – универсальные профессионалы с корочками европейских школ или местные проводники? Каковы ключевые факторы в вопросе выбора гиды? Цена, клиенториентированность? Что-то ещё?

Павел Воробьёв: Не очень разбираюсь в российском рынке. Спрос на сертифицированных гидов KMGA круглогодичный. Наши гиды помимо стран Центральной Азии работают от Африки и Южной Америки, до Европы, китайского Памира и Гималаев. Многие работают не только гидами, но и в качестве инструкторов. Лично мне приходится каждое лето и первую половину января передавать (если есть кому) группы и/или отказываться от работы – это периоды «прайм-тайм». Редко когда удается побыть дома месяц подряд.

Универсальность как раз и позволяет работать круглый год и не только на условных «Ленина» или «Эльбрусе». В этом большое преимущество с точки зрения потенциальной занятости.

Ключевой фактор в выборе гида, на мой взгляд, до сих пор – «сарафанное радио». Далее формальные признаки квалификации: лицензия IFMGA здесь стоит на особом месте, диплом, перечень восхождений, Золотые ледорубы и т. д.… и владение языками.

Цена, думаю, не играет первостепенной роли. Для выбора пакета турфирмы – да, для выбора персонального гида – нет. А «неклиентоориентированный» гид – какое-то мифическое существо. По крайней мере в среде профессионалов, работающих гидом круглый и не первый год, а не от случая к случаю.

В общем, ключевую роль для встречи гида и клиента играют личные связи («сарафанное радио»), интернет-платформы и турфирмы. Некоторые ребята работают только через турфирмы. Таких меньшинство. У нас в школе даже есть специальная тема по подготовке продаваемых туров.

«Неклиентоориентированные» не выживают. Специфика работы. Поживи три недели с человеком в палатке, или станешь «ориентированным», или к тебе больше не приедут. Кстати, наличие участников, приезжающих к гиду снова и снова на протяжении 5-10-30 лет, – один из основных показателей уровня.

И если говорить о профессионалах, то гид конечно должен любить людей и горы! А также обладать не маленькой такой харизмой. Иначе быстро уволишься. Участники приезжают ой какие разные, а ты один.
- Какие основные «кассовые» фрирайд-направления в Киргизии? Часто ли открываются новые локации и сколько времени и усилий уходит на то, чтобы разработать абсолютно новое направление?

Павел Воробьёв: Суусамыр, окрестности Каракола, Джергалан. Активно развивается Арсланбоб. 40% территории Киргизии находится выше 3000 м над уровнем моря. При этом страна почти в 4 раза больше Швейцарии. Единственная проблема «открытия новых локаций» – инфраструктура: нужно более менее приличное жильё с тёплым душем и туалетом, плюс транспортная доступность. Наглядный пример – Джергалан. 10 лет назад, когда я там начинал скитурить с группами, местные жители смотрели на нас словно на космонавтов. Ездить приходилось по 1,5-2 часа из Каракола. Теперь там 9 гостевых домов, юрточный лагерь, прокат всей снаряги, включая лавинку с ABS. Этой зимой не хватало мест всем желающим поселиться.

Проблем с разработкой районов не вижу. Есть карты, Google Earth, голова с глазами. В том же Джергалане, катают в основном уже набитые споты. Хотя в получасовой-часовой доступности есть отличные никем не катанные склоны. Конечно, должно быть видение рельефа и опыт. Катнуть первопроезд далеко не каждый способен. Большинство просто не видит, а из тех, кто видит, не все лезут!

Проводили сейчас школу гидов треккинга в новом для меня районе. Поеду зимой смотреть: если там снега много-много, как рассказывают местные, будем катать. Отличные склоны, близко к аэропорту. Жильё нормальное обещают построить. И сплошные первопроезды. Таких районов по Киргизии полно. Жизни не хватит всё раскатать.


- Расскажи, как изменился рынок гидов с появлением IFMGA в Киргизии, а затем и с появлением российской школы гидов? Можно ли делать какие-то обобщения и какой-то проводить анализ?

Павел Воробьёв: С получением лицензий IFMGA ребята перестали стесняться просить адекватные деньги за свою работу, стало гораздо больше запросов из Европы и Америки на местных гидов. Западные туроператоры начали присылать группы без сопровождения их собственного гида с дипломом: у нас теперь такие же дипломы.

Растёт престиж и узнаваемость профессии. Многие люди в Киргизии не подозревают, что горные гиды существуют. У нас в планах с осени начать читать вводные лекции про гидов и приключенческий туризм в Академии туризма и на туристических факультетах институтов Бишкека.

В этом году закончили обучение первого потока гидов треккинга по национальному стандарту. Думаю, года через два-три ребята получат значки UIMLA (Union of International Mountain Leaders Associations – 12 стран сейчас входит).

То есть мы потихоньку создаем рынок обучения и смотрим в будущее. Для светлого будущего нужна популяризация профессии и приключенческого туризма внутри страны, как основа устойчивого развития KMGA.

Если говорить про приключенческий рынок Киргизии, то роста конкуренции с появлением российской школы гидов я лично не заметил.

Безусловно, работа российской школы гидов – положительный для всех процесс. Повышается квалификация гидов, всё больше людей узнаёт о том, что гид – не просто «проводник, знающий дорогу». Всё это ведет в перспективе к нормальному цивилизованному рынку приключенческого туризма.
- Насколько влияет на «гидский» рынок Киргизии то, что происходит в России? Как много в Киргизии вообще работает гидов из России, а местных?

Павел Воробьёв: В первую очередь, роль играет экономическая ситуация. Достаточно большой сегмент рынка – россияне.

Если брать лыжи и альпинизм, то местных человек 20 работает. Треккинговых гидов больше.
Российские гиды и «гиды» приезжают в основном летом на высоту работать. Работают в 90% не сами, а через местные турфирмы. Поток туристов летом такой, что местных гидов не хватает. Многие работают за «горы, секс и еду», по меткому выражению, подслушанному под Ленина, т.е. за копейки. Пока это никак не мешает, клиентов достаточно.

Другой аспект работы гастарбайтеров: часто они не обладают достаточной квалификацией. Вопрос с аттестацией приезжающих на высоту гидов решается уже несколько лет. Надеюсь, года за 2-3 таки решится.


- Велико ли желание киргизских гидов учиться? Когда Школа гидов России только начиналась, она встретила определённое напряжение в массах! А у вас как было?

Павел Воробьёв: Слышал, у нас тоже такое было. Ассоциацию создали только с третьей попытки. Я в этом не участвовал, пришел, так сказать, на всё готовое. Но когда школа начала работать, с мотивацией было (и есть) всё очень хорошо – подтверждено четырьмя проверками от IFMGA.


- Учить или нет? В сообществе гидов были дискуссии на тему, должен ли гид передавать какие бы то ни было знания своим клиентам и если да, то в каком объёме? Ты какой позиции придерживаешься?

Павел Воробьёв: Мне проще, есть «краткий курс ВКП(б)» для гидов – платформа IFMGA. Там на хорошем английском, немецком, французском и итальянском написано, что одно из необходимых качеств гида: методические способности, умение научить. В школе учим методике и дидактике. На заключительном курсе, студенты проводят методические уроки.

Странно слышать о таких дискуссиях: это неотъемлемый элемент работы. Приехал к тебе участник на высоту, в кошках ходить не умеет, зарубаться не умеет. И что? Домой его отправим на второй день?

Достаточно большой сегмент клиентов – люди, специально приезжающие учиться альпинизму или фрирайду. Кстати, опять же, рынок этот растёт после международного признания. Большинство клиентов из западных стран в Ала-Арчу приезжают учиться. Говорят, дешевле приехать на 7-10 дней в Киргизию поучиться + страну посмотреть, чем учиться в Европе. Ну и льда такого, как в Арче, не сыщешь. Не умеющие научить, по идее, не получат диплом. Не желающие учить просто будут терять работу.
- На твой взгляд, какие внутренние и внешние проблемы сообщество гидов должно решить в первую очередь?

Павел Воробьёв: Первый вопрос, который сейчас стоит – это личные страховки и страховки ответственности. Пока то, что есть (а выбор очень невелик), неприемлемо дорого и с непонятным результатом в случае инцидента. Ищем, разговариваем, анализируем. Решили создать «кассу взаимопомощи Ассоциации» для гидов, попавших в беду – осенью начну писать положение и создавать специальный фонд.

Методические пособия для школы. Большая и трудная работа не на один год. Даже не во всех странах-основателях методички есть. Передают знания «из уст в уста».

Говорил уже выше, нужен запрет на работу без специального образования или аттестации. «Горе-гиды» приезжают из разных стран. Периодически с такими группами происходят ЧП, страдают люди, бегают на спасы добровольцы.

Плюс к этому ЧП получают большой резонанс в сети. Например, «гид» оставил клиента на маршруте, клиент провел ночь вне палатки, обморозился», «гид» бросил клиента в высотном лагере на 5400 м, а к утру клиент умер». Никто не разбирается, что «гид» был самозванцем, без должной подготовки, что «гид» вообще не из Кыргызстана. Единственное, что выносят из таких материалов потенциальные туристы – в Киргизии неквалифицированные гиды, а мы уже знаем, что это не так!

Для проблем первой очереди, думаю, достаточно! Прошло лишь полгода после вступления Киргизии в IFMGA – события исторического на пространстве бывшего СССР. Да и во всей Азии мы стали третьей страной-членом после Японии и Непала. При этом Непал – 'no ski country'.
Фото ©
Понравилось? Расскажи друзьям
Над проектом работали:
Елена Дмитренко – текст, вёрстка
Наталья Киселёва – продюссер
Наши герои:
Алекс Кузмицкий
Анна Ханкевич
Максим Фойгель
Павел Воробьёв
Екатерина Коровина
Виктор Афанасьев
Благодарим наших героев и их близких за предоставленные фотографии
Made on
Tilda